Клин. Новости

Яндекс.Погода

вторник, 21 августа

пасмурно+19 °C

Онлайн трансляция

«Алексинский карьер» сегодня: технологии и решения

15 марта 2018 г., 11:56

Просмотры: 1217


Главной своей задачей этой недалекой командировки я поставил узнать и рассказать читателям как можно больше о технологии захоронения мусора. Со мной были специалисты - работники полигона и управляющей компании ООО «Комбинат», которые подробно как рассказывали о технологиях, применяемых на полигоне, так и отвечали на вопросы, и даже раскрывали свои проблемы.

Серьезные карты

Но начинать лучше всего с географии и терминологии. Сейчас уже не принято говорить твердые бытовые отходы (ТБО), нужно – твердые коммунальные отходы (ТКО). Но давайте для удобства общения оставим научные термины пока в сторонке и будем говорить про «мусор» - так и короче, и понятнее. Сегодня на полигоне - семь рабочих карт (если говорить проще, то семь участков для размещения мусора) общей площадью 27, 2 гектара.                                           

Применим обратный счет – опять же для удобства: карта №7 пока в глубоком резерве, а вот карты № 5 и 6 готовят к приему мусора. На рабочей поверхности уложены слоями: песок (отличный дренаж), геоткань,   геомембрана  (плотный непробиваемый материал), затем снова геоткань и снова песок.  Задача таких слоёв  защиты  - не допустить попадания фильтрата в слои водоносного горизонта.

С места – не в карьер

Собственно в самом названии «Алексинский карьер»  ключевое слово - «карьер», потому что именно в конце 80-х годов здесь закончилась добыча полезного ископаемого – песка, и в образовавшиеся  глубокие чаши стали складывать мусор. Написал об этом для того, чтобы напомнить школьную истину: песок, как правило, залегает на глиняной подушке, и, в общем-то, в этом смысле  место для захоронения мусора было выбрано логично: естественный глиняный замок служит, действительно,  замком для фильтрата.

 

Фильтрат: звучит красиво, но пахнет плохо

Но вернемся на карты полигона. Чтобы закончить с картами № 5 и 6, обязательно скажем, что здесь установлены колодцы для сбора фильтрата. Фильтрат, если говорить просто, это - сточные воды, которые появляются  в результате прохождения дождя и талого снега через мусор. Это буроватая  жидкость с неприятным запахом. На новой карте я  видел два  колодца для сбора фильтрата, по технологической идее они должны «упираться» своими нижними кольцами в дно чаши, а к самим кольцам под уклоном (для самотёка) подходят трубопроводы, по которым потечет фильтрат. Собранный в колодце фильтрат  при его образовании будет откачиваться специальными машинами (типа известной всем «бочки»  АНЖ) и будет вывозиться за несколько километров на очистные сооружения. А в конце года на полигоне австрийские инженеры запустят специальную установку для сбора и очистки фильтрата, но начнутся эти работы уже летом.

Грунт  как часть технологии

Плавно переходим на карты № 3 и 4, которые сейчас в рабочем состоянии,  Они принимают сейчас весь основной поток мусора, поэтому здесь-то и хотелось более внимательно и поговорить о технологии его захоронения. Честно сказать, почему-то не очень  верилось в пересыпку грунтами: «говорить  - не сыпать». Неверие рухнуло. На рабочих картах полигона мусор сначала разравнивается бульдозерами-толкателями, потом трамбуется 46  тонным европейским «Бамагом». Каждые два метра утрамбованного мусора пересыпаются двадцатисантиметровым слоем грунта – 10 процентов, как и положено по регламенту.  Рядом с  въездом на полигон есть площадка для приема грунта, здесь 2 тысячи кубометров, но это запас. Основной поток грунтов идет сразу на рабочие карты полигона. КамАЗы с высокими бортами везут грунт постоянно, в понедельник пришло 106 машин по 20 кубометров каждая, во вторник примерно столько же.           

Когда-то 3-я и 4-я рабочие карты полигона после выработки песка выглядели, как глубокие чаши. Теперь чаши не только заполнены, но и поверхность их «подросла» на 23 метра.  Дальнейшего роста уже не будет, потому что такой вольности не позволят  технические условия эксплуатации полигона. Сейчас 3-я  и 4-я карты полигона готовятся к закрытию. Поэтому над  многометровым слоем утрабованного мусора укладывается метровый «финишный» слой грунтов. Этот грунт также тщательно разравнивается и трамбуется специальным уплотнителем.

Факел сжигает запах

Есть такой технологический термин: «система сбора и обезвреживания в высокотемпературном факеле».Поэтому давайте перейдём  дальше, на уже закрытые, то есть неработающие карты. Здесь, на картах № 1 и 2, установлен факел для сжигания свалочного газа, и этот факел  горит 24 часа в сутки. Избалованный по телевизору олимпийскими факелами, я ожидал увидеть что-то очень мощное и яркое, но, как оказалось, традиционное открытое горение здесь не предусмотрено. Это – «малый  факел» внутреннего сгорания. С его помочью сейчас производится  анализ состава свалочного газа из пробуренных скважин и выделяемый ими  объем. «Большой факел» будет установлен в мае. К этому времени будут протестированы все скважины, завершена система обвязки и подготовлена магистраль к подключению «большого факела». (К слову сказать, пора нам прекращать называть заводы термической переработки отходов «бабушкиным» термином – мусоросжигательный завод. На современных заводах никто лопатой в горящую печку мусор не кидает – здесь процесс идет на уровне плазмы).

На заснеженной площади этих карт  отчетливо выделяются желтые оголовки двадцати скважин, пробуренных чуть меньше  трех месяцев назад. Через обсадные трубы этих скважин со дня чаш идет на сжигание свалочный газ. Глубина каждой скважины – 20 метров. И хотя факел горит с 25 декабря, но еще не все скважины «обвязаны», то есть соединены между собой трубопроводами.

 И здесь я увидел одну из причин неприятного запаха. Дело в том, что трубопроводы по технологии укладываются на глубину промерзания грунта, то есть примерно около 2-х метров. Рабочим приходится сейчас поднимать на  два метра вверх утрамбованный слой позапрошлогоднего  и прошлогоднего  мусора, чтобы сделать траншею для укладки труб. «Распотрошить» сотни тонн слежавшегося мусора без запаха невозможно, но пока с этим придется мириться: других технологий, как «закопать» трубу еще не придумано. Как сказали на полигоне, «до мая придется потерпеть». И такое очень интересное наблюдение. Встав на границу между рабочей и нерабочей картами, которая отчетливо проходит по обваловке, я вдруг увидел, что уровень грунта на нерабочей карте примерно на несколько десятков сантиметров  ниже. Уровень постепенно опускается  и  будет уходить все ниже, а всё потому,  что через скважины происходит отбор свалочного газа для сжигания и так тело полигона освобождается от «нечисти». После пуска «большого факела» это будет еще заметнее.

Инфраструктура

Придраться, наверное, можно ко всему, но что есть, то есть. По периметру полигон обнесен забором, границы межу рабочими картами обозначены обваловкой. На тело полигона от весовой площадки с дозиметрическим контролем и другими его видами ведет двухрядная технологическая дорога. Ее можно было бы назвать военным термином «рокадная», если она не была цивилизованно выложена дорожными плитами. Еще две высокие стопки таких же дорожных плит стоят на обочине и ждут своего часа. Есть на полигоне противопожарный пруд, но он наливной и может, не дай Бог, конечно, использоваться в теплое время года, поэтому пока, в зимнее время, здесь наготове огнетушители. С пожарами, пока, тьфу-тьфу…

Можно говорить о плохой дороге на сам полигон, но даже не о всем ее протяжении, а только о последнем километре. Но про дорогу на полигон мы знаем то, что скоро будет строиться новая, в обход Клина.

Репортажи с полигона планируем продолжать.

 

Фото и видео автора

Сергей Николаевич Севрюков