Клин. Новости

Яндекс.Погода

суббота, 20 апреля

пасмурно+5 °C

Онлайн трансляция

Клинчанка Зоя Никаноровна Бабукова является единственным кавалером государственной медали СССР «За оборону Ленинграда» в г.о. Клин

27 янв. 2019 г., 13:08

Просмотры: 181


И знаменитое сражение за Ленинград было одной из самых запоминающихся вех ее военной судьбы.

Первые залпы войны

Родилась Зоя Никаноровна в 1924 году в городе Белозерске Вологодской области. В июне 1941 года она закончила 9-й класс средней школы, и беззаботная юность на этом и завершилась.

«Нас всех выпускников девятых классов, - вспоминает Зоя Никаноровна, - отправили в Калининскую область рыть противотанковые рвы в районе железнодорожной станции Бологое. Это были огромные земляные сооружения в несколько ярусов. Мы, школьники, работали землекопами без всяких поблажек, наравне со взрослыми.

Там я впервые увидела немецкие самолеты. Они разбрасывали над нами цветные листовки, в которых было написано: «Дамочки, не ройте ваши ямочки, приедут наши таночки и зароют ваши ямочки».

Когда нас отправляли на это строительство, то говорили, что едем всего лишь на две недели, а продержали там в итоге до сентября. Взятое с собой мыло у нас быстро закончилось, пришлось стирать одежду с песком, особенно тяжело пришлось девочкам с косичками. Когда я осенью вернулась домой, мама была просто в ужасе, увидев меня».

Продолжившаяся учеба в 10-м классе тоже была уже совсем другой. После уроков все девушки занимались на специальных курсах, развернутых прямо в школе: одни учились на медсестер, другие - на радистов-операторов. Зоя с отличием окончила курсы радистов и в июне 1942 года Белозерским РВК была направлена в Красную Армию.

Куда отправляют, никто не говорил, но в результате бывшая десятиклассница оказалась на Ленинградском фронте - в 848-м отдельном автотранспортном батальоне, дислоцировавшемся у деревни Кобона Кировского района Ленинградской области, на побережье Ладожского озера, по которому проходила знаменитая «Дорога жизни» в осажденный Ленинград.

 

На фронте

«Война с годами все больше и больше стирается из памяти, - рассказывает Зоя Никаноровна, - но первые два дня на фронте я до сих пор вижу как наяву, начиная с лица старшины, который выдавал нам обмундирование.

У меня ступня 33-го размера, а самые маленькие сапоги были 40-го.  Надела эти «кирзачи», а они на ногах не держатся. Тогда старшина отрезал от рулона бейки два больших куска и намотал их мне на ноги - только тогда сапоги стали держаться.

Автобат весь находился под землей. Меня определили в большую землянку, где жили девушки-красноармейцы, мобилизованные в деревнях Пестовского района Новгородской области. В одном конце землянки была низенькая входная дверь, в противоположном - небольшое оконце. Внутри все было сделано из толстых деревянных жердей - нары, столы, мостки на полу.

Мне сказали поставить сапоги у самой головы. Я сначала не поняла, для чего это, а когда утром прозвучал сигнал побудки, оказалось, что все дно землянки залито водой. Мы встали цепочкой и начали вычерпывать воду ведрами, пока из-под нее опять не появились мостки.

В этот день меня определили на сортировку почты - писем, пришедших в часть и отправлявшихся из нее. Во время этой работы я вдруг услышала страшный, нарастающий с каждым мгновением рев. Поняв, что это бомба, я схватила шинель и закуталась в нее с головой. Потом был страшный удар, такой, что земля как будто вверх подскочила. Когда все стихло, люди вокруг начали вылезать из разных ям. То есть только я одна попыталась спрятаться от взрыва под шинелью. Бомба эта, кстати, упала довольно далеко от расположения нашей части, но оставила после себя огромную воронку, в которой, как говорили, могла бы поместиться целая изба.

Всю вторую ночь на фронте я тихо проплакала в своей землянке. А потом началась жизнь, когда все дни, кажется, слились в один день».

Сформированный в Казахстане 848-й автобат обеспечивал перевозку продуктов питания по «Дороге жизни». В навигацию подвозил их к пирсам для погрузки на баржи, зимой - вез в осажденный Ленинград по льду Ладожского озера. Девушки-красноармейцы обеспечивали эти рейсы. Зоя, например, оформляла путевые листы для шоферов, подсчитывала расход бензина, солидола, автола.

 В апреле 1943 года Зою перевели в 6-й отдельный рабочий батальон Ленинградского фронта, полностью состоявший из женщин. Главной его задачей была разгрузка железнодорожных вагонов, прибывавших к пирсам Ладожского озера. Зоя Никаноровна и сейчас не может забыть увиденные здесь уходящие за горизонт ряды деревянных бочек с селедкой. Во время первой же разгрузки она сильно простудилась на ладожском ветру и оказалась на больничной койке.

Свою солдатскую службу Зоя продолжила в 128-м отдельном дорожно-эксплуатационном батальоне. Батальон почти целиком состоял из девушек-ленинградок, вывезенных в Кобону из осажденного города. Мужчинами были только офицеры - искалеченные фронтовики, уже не способные к бою. В должности регулировщицы Зоя прошла тяжелыми военными дорогами от Ленинграда до самого конца войны - до немецкого города Грейфсвальда на побережье Балтийского моря.

 

После победы

«Уже в июне 1945 года меня демобилизовали, - рассказывает Зоя Никаноровна.  - Я дала сестре в Москву телеграмму, чтобы встречала, но эта телеграмма, как потом оказалось, до адресата не дошла.

В поезде ехала вместе с еще одной демобилизованной из армии девушкой, москвичкой Соней, с ней вместе и прибыли ночью в столицу. Весь вокзал был заполнен народом. Соню встретила ее семья, а меня никто не встретил. Рая предложила поехать к ним домой переночевать. Там уже был накрыт праздничный стол, за которым мы и просидели до самого рассвета.

 На следующий день я поехала в метро к сестре. Открываются двери, выхожу из вагона на платформу и буквально лицом к лицу сталкиваюсь с сестрой. Это было что-то невероятное. Мы обнимались, плакали…».

В 1949 году Зоя окончила Московский текстильный техникум и была направлена на работу в Клинскую лабораторию Всесоюзного НИИ искусственного волокна при заводе №507. В городе Клину и прошли в итоге лучшие годы ее жизни. Здесь она вышла замуж, вырастила двоих сыновей, много лет проработала инженером в отделе технического контроля комбината «Химволокно».     

К 75-летию полного снятия Ленинградской блокады Зоя Никаноровна Бабукова получила поздравительное письмо от Президента России Владимира Путина. В нем было написано: «Пройдя через тяжелейшие испытания, Вы не утратили веру в Победу, выстояли и сохранили для грядущих поколений один из величайших городов мира. Желаю Вам здоровья и всего самого доброго!».

Андрей Юрьевич Шугаев