Клин. Новости

Яндекс.Погода

воскресенье, 27 мая

ясно+11 °C

Онлайн трансляция

«Ночники» из 3-й в воздухе на защите Москвы

09 мая 2018 г., 10:00

Просмотры: 117


В марте 2017 года скончался знаменитый российский летчик-испытатель Герой Советского Союза Степан Анастасович Микоян. В послевоенные годы он давал путевку в жизнь реактивным МиГам, а во время Великой Отечественной не только защищал небо Москвы, но и летал с Клинского аэродрома.

В августе 1943 года 3-я эскадрилья 12-го гвардейского истребительного авиаполка ПВО, где служил старший лейтенант Степан Микоян, была перебазирована на аэродром под городом Клином.

Командиром эскадрильи был капитан Максим Емельянович Цыганов, кадровый летчик, кавалер ордена Красного Знамени. 22 июня 1941 года он встретил на Клинском аэродроме пилотом 120-го истребительного авиаполка (будущего 12-го гвардейского). На своем счету имел более 200 боевых вылетов, 28 штурмовок и сбитый 7 ноября 1942 года, в день Великой Октябрьской революции, немецкий разведчик «Фокке-Вульф - 189», называвшийся у нас «рамой».

В своих мемуарах «Мы – дети войны: воспоминания военного летчика-испытателя» Степан Микоян впоследствии рассказывал и еще об одном эпизоде из жизни комэска:

«Он был вынужден выпрыгнуть с парашютом за линией фронта, немцы его схватили и заперли в сарае, но он ночью выломал доски и убежал. Добрался до своего полка. За то что он был в плену, хотя и всего лишь один день, его исключили из партии, но командиру полка удалось добиться, чтобы ему разрешили летать. Цыганов «оправдал доверие» и был восстановлен в партии».

В состав эскадрильи входили еще пять пилотов: старшие лейтенанты В. Волохов, А. Игошин, Г. Фастовец, В. Артемов и младший лейтенант И. Косарев. Все летчики имели квалификацию «ночников».

Основной задачей 3-й эскадрильи было ведение ночного патрулирования в западном и северо-западном секторах противовоздушной обороны города Москвы, откуда в основном и прилетали дальние самолеты-разведчики немцев. О боевой работе с Клинского аэродрома генерал-лейтенант авиации Микоян вспоминал:

«Летали ночью, пользуясь для сохранения пространственного представления только гироскопическим указателем поворота и скольжения («Пионером») в сочетании с другими обычными пилотажными приборами, что было далеко не просто.

Освещение аэродрома для посадки было минимальным: один посадочный рассеивающий прожектор, освещавший зону приземления, и один зенитный прожектор, стоявший перед началом взлетно-посадочной полосы, луч которого «лежал» на посадочной полосе. После приземления прожекторы сразу выключали, а при взлете их не включали — направление на разбеге и пробеге выдерживали по простому фонарю, установленному в конце полосы».

Цыганов и Микоян летали на проходивших в то время войсковые испытания новейших истребителях-перехватчиках – МиГ-3Д и Як-9ПД. Обе машины могли вести бой на высоте 12 км и обычно летали в паре.

Один из таких вылетов навсегда остался в памяти Степана Микояна:

«Только мы пришли в зону в районе Истры, как подошла низкая дождевая облачность. Цыганов дал команду идти домой, но я его уже не видел и пошел один. Облачность была ниже 100 м, шел дождь. Пришлось снизиться почти до бреющего полета.

Я взял курс на северо-восток, чтобы выйти на Ленинградское шоссе, а по нему дойти до Клина. Боялся только, что проскочу шоссе, так как для светомаскировки на фары автомашин тогда устанавливали заглушки (называвшиеся «лягушками») с горизонтальными щелями, пропускавшими только узкую полосу света, и с высоты свет фар был почти не виден. Если бы я не заметил шоссе, то, конечно бы, заблудился.

Я шел низко, поэтому все-таки увидел шоссе по свету фар и пошел вдоль него на северо-запад в сторону Клина. Там облачность оказалась повыше, и дождя не было. Нашел аэродром по направленному вертикально вверх лучу прожектора и приземлился. Командир сел чуть раньше меня.

Вскоре после войны, когда мы сидели с Цыгановым за ужином, он, вспомнив тот полет, сказал: «Вот тогда я понял, что ты, действительно, летчик. Я ведь был уверен, что ты убьешься». Услышать эту сдержанную похвалу от немногословного Цыганова было приятно».

Максим Цыганов в начале 60-х «ставил на крыло» истребительную авиацию Фиделя Кастро, затем командовал дивизией ПВО. Умер он в 2015 году в Волгограде.

Самым же знаменитым пилотом 3-й эскадрильи стал Гавриил Фастовец. На его счету было 8 сбитых немецких самолетов, а 21 июня 1944 года он стал участником последнего воздушного боя, проведенного истребителями ПВО Москвы.

 

Андрей Юрьевич Шугаев