Клин. Новости

Яндекс.Погода

понедельник, 16 сентября

облачно с прояснениями+13 °C

Онлайн трансляция

«Совет рабочих и крестьян»: как послереволюционный Клин отмечал 1 мая

01 мая 2019 г., 8:15

Просмотры: 240


В январе 1919 года вышел первый номер газеты «Совет рабочих и крестьян» - печатного органа Клинского уездного комитета Российской коммунистической партии и Клинского уездного исполнительного комитета Совета рабочих и крестьян.

           Газета выходила еженедельно на протяжении пяти лет, однако до сегодняшнего дня сохранилось только три ее номера – из выпусков 1920, 1921 и 1922 годов. Эти номера являются сейчас уникальными документами, в которых ярко и своеобразно отразилась не только великая эпоха Октябрьской революции, но и знаменательный отрезок нашей клинской истории, о котором, к сожалению, мы сегодня практически ничего не знаем.

          Примечательно также, что последний из сохранившихся номеров этой газеты как раз и был посвящен первомайским празднованиям. Итак, «Совет рабочих и крестьян», 6 мая 1922 года.

         На дворе стоял НЭП – с расцветом рыночных отношений, хозяйственной кооперации и гиперинфляции. Последняя особенно впечатляла: номер газеты «Совета рабочих и крестьян» объемом в две страницы стоил в розницу 25 000 руб., а строка частного объявления в ней обходилась в 300 000 руб.

         Но главной заботой Советской России было не фантастическое обесценивание рубля, а страшнейший голод, поразивший в результате засухи 1921 года 11 поволжских губерний. 20 млн. человек оказались фактически лишенными какого-либо пропитания. Все силы и средства страны были брошены на то, чтобы не дать им умереть мучительной смертью.

         Раздел «Борьба с голодом» стал постоянно тематической подборкой  «Совета рабочих и крестьян». В этом номере в данном разделе сообщалось:

         «На заседании уездной комиссии помощи голодающим было решено выдать из имеющегося на складе райотделения Могубсоюза фонда помощи голодающим подарки переселенцам и беженцам из Поволжья. На подарки было определено 35 пудов 14 фунтов картофеля, 20 п. ржаной муки, 1 п. 31 ф. фасоли, 12 ф. соли, 5 ф. сахарного песка, 8 1/2 ф. топленого сала, 1 п. 25 ф. рыбы, 1 п. 18 ф. моркови, 14 ф. свеклы. Подарки выданы в доме голодающих, а также часть продуктов была роздана беженцам на вокзале станции Клин».

         Газета «Совет рабочих и крестьян» также сообщала, что по Клинскому уезду было продано 2076 билетов лотереи, организованной Московской губернской комиссией помощи голодающим. Один билет стоил 100 000 руб., что определило общую сумму реализации в объеме 207 600 000 руб.

         Но не все трудящиеся Клинского уезда отличались повышенно сознательностью. На Высоковской фабрике прошло общее собрание трудового коллектива, на котором был поставлен вопрос выполнения постановления Союза текстильщиков об отчислении 2% зарплаты в помощь голодающим. Под крик зала «Этот табак не по носу!» вопрос не прошел. Рабочих Высоковской фабрики, впрочем, можно было понять: часть заработной платы здесь давно уже выплачивалась продуктами питания и производимой мануфактурой.

Тему помощи голодающим в Поволжье корреспонденты «Совета рабочих и крестьян» не только активно развивали, но и актуально рассматривали ее под самыми неожиданными углами.

Корреспондент, пишущий под псевдонимом Обыватель, сетовал в своей статье «Мы всё позабыли»:

         «В праздник не только слышишь слова о самогоне, но можно видеть массу пьяных. И весь народ не удивляется этому пьянству, нисколько не взирая, что ежедневно ходят целыми семьями нищие из голодных губерний, прося кусок хлебы. Хотя нам и писали, что в Поволжье от голода едят человеческие трупы, мы позабыли об этом: знай себе гоним самогонку!

Мы даже позабыли то, что три года тому назад почти все поголовно голодали и ездили в хлебородные губернии за хлебом. Кто покупал, а кто и милостыню просил. Мы позабыли, что у нас тогда вместо самогонки слышались слова о примеси в хлебы разного рода жмыхов, головицы, мякины и даже потребляли мох. И не прошло еще много времени, как все это уже забыто». (Самогон, надо отметить, тогда гнали  в основном изо ржи, а в условиях продолжавшегося действия «сухого закона» производство традиционного «хлебного вина» имело гигантские масштабы).

Столь  же злободневно откликался в статье «Торговля верой» другой полуанонимный корреспондент газеты – М. П-н:

«В церкви наблюдается такая картина. Идут в церковь тетеньки, старухи разные и тащат с собой узелки и мешочки. Несут мучки, яичек, маслица. Посмотришь, в алтаре что твой продовольственный отдел. Только упродком налог берет с одних живых, а духовенство, главным образом, с мертвых: помянуть родителей, панихидку отслужить, покойничка схоронить и т.д.

На все эти деньги столько голодных можно было бы спасти в Поволжье, если бы не тащили за разные «благодати». А подумать, какая же это благодать? Секрет ее один: кормление кой-кого на убой. А кого, ясно».

М. П-н также с возмущение констатировал крайнюю дороговизну церковных услуг, отмечая, что пасхальный молебен на дому стоит от 200 до 500 тыс. руб. при стоимости одной свечи в 50 руб.

Пасху тогда еще никто не запрещал, но главным официальным праздником весны был уже Первомай.

О том, как он прошел в Клину, на страницах «Совета рабочих и крестьян» рассказал корреспондент С. Мурахин:

         «Празднование 1-го мая в городе прошло торжественно. Этому способствовала и сама природа: с утра установилась теплая, солнечная погода, которая еще больше поднимала у всех праздничное настроение. Все были в летних костюмах. А все – это весь город, начиная с рабочих завода №4, фабрики Бузона, железнодорожной организации, членов профсоюзов, советских служащих и красноармейцев и кончая громадным количеством просто присутствовавшей публики.

В манифестации участвовали также большое количество детей школьного и дошкольного возраста. Среди массы колыхалось множество красных знамен со всевозможными лозунгами. Здесь и призыв всех трудящихся к организации, и угрозы мировой буржуазии, и наказы делегатам в Генуе, и приветствие томящимся в тюрьмах, и лозунги союза молодежи, женщин и т.п. и среди всех этих знамен и плакатов – мощные яро-красные знамена Уисполкома и Уездного комитета РКП.

         В манифестации участвовал хор певчих межсоюзного клуба и оркестр музыки. Кстати, последний, возглавляемый гражданином Астаховым, внес в праздник омрачение своим непролетарским отношением к празднику, проявив халтурщину и отказавшись, несмотря на все увещевания первомайской комиссии, участвовать в шествии бесплатно. Хотя и косвенно (под видом на обед), они содрали с комиссии 10 миллионов руб.

         Нельзя не отметить доставленное детям удовольствие в виде катания на убранном зеленью и флажками автомобиле, что у них, наверно, долго сохранится в памяти.

         Для детей беженцев из Поволжья женотделом был устроен обед с какао и другими сластями. В дом взрослых голодающих, где ютятся до 80 человек, было выдано 12 пудов 30 фунтов хлеба.

         Самое торжество празднования началось на площади 1 мая, которая была убрана. На площади была поставлена украшенная зеленью трибуна. В 11 часов утра на площади начали собираться организации, которые к 12 часам запрудили всю площадь возле памятников Свободы, К. Маркса и Ленина.  В 12 часов открылся митинг.

Во время митинга над толпой собравшихся красиво парил аэроплан, который разбрасывал плакаты и брошюры, на лету подхватываемые публикой.

         С площади 1 мая вся громадная толпа отправилась по улицам Большевиков и Ленина к Дворцу Труда, где выступил с речью председатель Уисполкома. Затем манифестация отправилась за город, на площадку спорта, где местный гарнизон Красной Армии принимал присягу, а затем устроили игры и занятия допризывники и кружок спорта. Состязания затянулись до 8 вечера. Вечером в театре состоялся спектакль и во Дворце Труда – открытие межсоюзного клуба. В клубе также состоялись спектакль и концерт. И спектакль с первомайской пьесой «Странник», и концерт прошли очень хорошо».

         Крепить моральные и физические силы трудящихся по-прежнему оставалось важнейшей политической задачей. Тем более, что в мире по-прежнему было очень не спокойно. В передовой статье «Как разоружаются союзники» газета «Совет рабочих и крестьян» писала:

         «Европейский и американский капитал напряг весь свой ум, и в результате появилась новая электрическая пушка, которая стреляет на 500-600 верст, а ее снаряд весит 300 пудов. Изобретены новые пулеметы, стреляющие на громадные расстояния и выпускающие в 5 раз больше пуль, чем прежние. Новые пулеметы стреляют бездымно и бесшумно, и выстрелы их невидимы даже ночью. Для передвижения тяжелой артиллерии изобретены особые моторы, которые без всякого труда таскают по грязи и по горам огромнейшие пушки. Эти моторы работают и под водой, так что водные пространства не могут быть для них препятствием.

         Не так давно Франция пускала через Рейн, очевидно для устрашения Германии, огромнейшие броневики–танки, которые спокойно спускались под воду и так же спокойно взбирались на другой берег, без всяких усилий и задержек. Во Франции и Англии вес этих новых танков доходит до 7 000 пудов».

         Должность ответственного редактора «Совета рабочих и крестьян» занимал в это время Сергей Быковский – бывший до того царским офицером, сотрудником ЧК и начальником особого (контрразведывательного) отдела стрелковой дивизии. Вскоре он станет ученым-историком и будет расстрелян в 1936 году как активный участник «троцкистской оппозиции».

        

 

Андрей Юрьевич Шугаев